Архивы

В этом разделе собраны материалы со старого сайта

Прочее

Nayada порошковая покраска металла.

Путешествие из Мурома в Гималаи

«Красная звезда», 25 июля 2002 г.

Александр Григорьевич Евтеев прислал в редакцию снимки из, как выясни­лось позднее, своих дальних и близких странствий. Разговорились. Оказалось, он - мастер спорта СССР по туризму. «Заразился» им почти пятьдесят лет назад, когда учился в Московском энергетическом институте, где работает и поныне. Сейчас Александр Григорье­вич - старший научный сотрудник Особого конструкторского бюро МЭИ, специалист но энергетическому обеспечению радиотехнического комплекса Цен­тра космической связи, кандидат технических наук. С армией его связывает и то, что он офицер запаса, и то, что членами его «команды странствий» были армейские спортсмены. А потому «Красную звезду» считает своей родной газетой. Я позвонил ему. Договорились встретиться у «ректорского» подъезда МЭИ, куда приходит автобус с «полигона» (так сотрудники называют ЦКС).

Ожидал увидеть вальяжного «профессора» в толстой дубленке (на улице было довольно прохладно) и шапке, но на меня налетел сухощавый седоватый человек в тоненькой куртке и почти что на «босу голову». Моему визави шесть­десят восемь лет - самое время подумать о покое. Но, глядя как он взлетает по институтским лестницам, не заметил, чтобы тот жаждал причала и успокоения.

- Александр Григорьевич, вы можете объяснить, чего ради альпинист лезет в гору, рискует жизнью? Неужто из-за тех нескольких минут или часов, проведенных на вершине? Обывателю, видимо, никогда не понять, зачем человек взваливает на спину тяжеленный рюкзак и отправляется за тридевять земель. А там, спустив на воду плот или байдарку, захлебываясь в бешеных бурунах и накатных волнах, меряется силами с ревущим горным потоком. Честолюбие? Поиски приключений? А что заставляет брать отпуск зимой или ранней весной и утюжить на лыжах Чукотку или Таймыр, русские «Севера»?

- Мне кажется, у любого туриста есть свой ответ. Но, думаю, есть и нечто общее. Однажды мы сплавлялись по Малой Белой, что в Саянах. Остановились у поселка Тальники. Местные жители сразу с вопросами: «Кто вы? Откуда?» Объяснили. «А, романтики. Ясно». И вот это поэтическое определение на­шего времяпрепровождения преследовало нас практически во всех походах, стоило зайти в какой-либо населенный пункт. Наверное, так оно и есть.

А.Евтеев (фото из

Но... Вот говорят, что шахматы - это синтез спорта, науки и искусства. О туризме столь категорично не скажешь. Каждый находит в нем то, что ищет. Это и спорт, и настроение, и познание, да здоровье, наконец. Мне почти семьдесят, но я еще в строю. До сих пор хожу на лыжах по несколько сот километров. Для меня не проблема заночевать одному в лесу, хотя на улице - за минус двадцать да волки кругом шастают.

- Вот вы сказали, что каждый ищет что-то свое. Что выискали, когда начинали свои странствия? Когда это было и где?

Поначалу экспедиции были скорее всего познавательные. Захотелось узнать, что такое сплав по реке, с чем его «едят», на что я сам способен. Первый водный поход был в 1960 году в Саянах на реке Агул. И сразу четвертой категории сложности (высшая - шестая). Это потом мы перешли на резиновые плоты и комбинированные. А тот, первый, - деревянный, из бревен. Тогда же я первый раз «искупался». А было это так.

В верховьях Агула несколько суток непрерывно шли дожди. Уровень воды в реке поднялся выше паводкового. Идем со скоростью 20-25 км/час - колоссальная скорость! Расстояние, что планировали пройти за 8-10 дней, прошли за 3-4. Трудность заключалась в том, что образовалось много проток, в которые нас постоянно засасывало. Держать фарватер в таких условиях неимоверно трудно. Плюс лесные завалы. От одного увернуться не успели. Плот перевернулся, мы очутились в воде. Сто метров до одного берега, сто - до другого. Рюкзаки, а главное, так нужные в этой ситуации веревки — все оказалось внизу, под этой деревянной махиной. Ждать помощи неоткуда. Кое-как все же наладили переправу, выбрались на берег. И вовремя. С верховий накатила мощнейшая вода. Завал разметало словно спичечный. Оставшийся путь одолели пешком.

А.Евтеев (фото из

После этого «заплыва» команда расслоилась. Те, кто получил своеобразную заточку об этот оселок, и дальше ходили. Другие просто-напросто поставили на этом деле крест. Вот вам и испытание характера.

- Александр Григорьевич, в вашей жизни довольно четко просматриваются две линии - космос и туризм. Понятно: космонавтов и туристов объединяет, если угодно, одна страсть - путешествия, сколь различными ни были бы их масштабы и маршруты. Они, эти линии, однажды пересеклись.

- Да, было это в начале восьмидесятых. Тогда экспедиция «Уральский меридиан», которую, кстати, возглавил летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза В. Лазарев, разрабатывала «Большую Уральскую тропу». Что это такое? Туристы со всей страны прокладывали новые маршруты, собирая материалы о природе и истории Урала.

Собираясь в одну из таких экспедиций, мы вспомнили о том, что среди достопримечательностей Пермской области есть одна «космическая» - место посадки корабля «Восход-2». Что там сейчас? Как отмечена финишная точка «Восхода»? Каковы подходы к ней? Ведь полет тот был уникальным: первый раз человек шагнул в открытый космос.

Алексей Архипович Леонов рад бы нам помочь, но... Он был там два раза и оба раза прилетал на вертолете. Поэтому что-либо определенное о характерных привязках на местности сообщить не мог.

Не прояснил ситуацию и спасатель космонавтов Владимир Беляев. Соответствующей литературы и отчетов тоже не оказалось. Решили уточнить маршрут на месте.

По совету березниковских туристов мы двинулись через Усолье. Этот поселок - родина русского зодчего А.Н. Воронихина, автора известного всему миру Казанского собо­ра в Ленинграде. В этом древ­нем поселении, возникшем в начале XVII века, сохранился своеобразный архитектурный ансамбль, в котором разные по времени, стилю и назначению постройки связаны композиционно в одно целое. Палаты именитых людей Строгановых, Спасо-Преображенский собор, каменные торговые ряды, частные дома, Ново-Никольская церковь, заложенная в честь победы России в Отечественной войне 1812 года.

Интересующее нас место находится в 35 километрах от поселка Басим. Среди глухой уральской тайги вырублена поляна метров 150 в диаметре. Почти на ее краю установ­лен шестиметровый титановый обелиск с надписью: «Здесь 19 марта 1965 года приземлился космический корабль «Восход-2» с летчиками-космонавтами А.А. Леоновым и П.И. Беляевым».

И что интересно и, возможно, знаменательно. Сравнительно недалеко, в двадцати километрах от знака, в Орле-городке стоит другой. Он вырублен из четырех стволов столетней уральской лиственницы с заостренными оконечностями. На обелиске - барельеф Ермака Тимофеевича и слова: «Отсюда в лето 1581 года, нагрузив ладьи оружием и припасами, прибрав себе дружину малую, пошел Ермак на покорение Сибири». Вот такая связь времен.

- Вы сказали, что по ряду причин вынуждены были оставить водный туризм. Но, ей-ей, трудно представить вас сидящим в кресле перед телевизором.

- А я и не сижу. Да, водная команда распалась. Но остались лыжи. Здоровье позволяет за неделю-две пройти несколько сот километров, ночевать одному в лесу. Только раньше я осваивал Чукотку и Таймыр, Саяны и Алтай, ехал, так сказать, «за туманом и за запахом тайги». Теперь мои пристрастия - Европейская, а если точнее, Центральная Россия. И что удивительно, я заново открываю для себя свою страну - может, возраст подкатил к очередному перекату. Увлекся историей, причем историей не вообще, а каждого конкретного' населенного пункта, где бываю. Собственно, и маршруты свои прокладываю так, чтобы обойти как можно больше малознакомых мне мест. Мы, оказывается, богатые люди с интереснейшим прошлым!

Есть в Ивановской области село Дунилово. В свое время там на тысячу жителей приходилось десяток храмов. Да еще каких! Как так? Быть того не может! Видать, богатое было село. Но сведений о нем никаких. Долго искал литературу. Наконец в Ленинской библиотеке в запасниках нашлись нужные книги. Оказалось, действительно, богатейшее было село. Один из первых его владельцев - отец Евдокии Лопухиной. Да, да, той «самой - первой жены Петра Первого. Он и поставил здесь первую каменную церковь.

Когда-то прошелся по России вселенский мор. Не обошел он и Дунилово. Много народу унес. Тогда оставшиеся в живых вскладчину возвели еще один храм. Впоследствии каждый уважающий себя купец, а их здесь было немало, как память о себе строил церковь.

Купцов и прочего торгового люда собиралось действительно много. И вот почему. Дело в том, что село стоит на пересечении двух дорог. Одна из них водная - река Теза, которая впадает в Клязьму. Другая - грунтовая, ведущая в Нижний Новгород. И вот на этом пересечении каждый год проходили две ярмарки - весенняя и осенняя. Конечно, была большая торговля. Оседало много добра и денег. Отсюда - богатство и храмы.

Два года назад я ходил по маршруту Муром - Гусь-Железный - Рязань. Это было удивительно! Знаете, почему Гусь называется Железным? Здесь из болотного сырья плавили железо! Название населенному пункту дали две деревни, которые еще в XVII веке купил купец Телешов. Правильно, он - предок известного у нас писателя Николая Дмитриевича Телешова. Когда были открыты уральские рудники, городок зачах. Но во славу тех дел, что здесь вершились, возвели величественный храм, который входил в десятку крупнейших храмов России. А чтобы он выглядел еще более торжественно, завезли грунт и подняли высоту берега.

Вы знаете, скитаясь сейчас по муромским, владимирским, рязанским и другим дорожкам, я понял одну истину: на земле нет мест неинтересных. Нужно лишь суметь разглядеть то, что рядом с .нами, вокруг нас. И, поверьте, чувства восхищения, даже восторга от увиденного будут ничуть не меньше, чем от созерцания заморских красот.

- Кстати, Александр Григо­рьевич, как вы в Гималаях оказались?

- Это разговор особый. Побывать там я мечтал с начала пятидесятых, когда еще учился в Московском энергетическом институте. В те годы несколько групп альпинистов впервые покорили Анапутру - одну из самых грандиозных вершин Гималаев. Их имена были тогда на слуху в стране и мире. В 60-х вообще начался бум: толпы молодежи повалили в те края в поисках приключений, природных красот, религиозного осознания. Я так думаю, мир тогда открыл для себя, извините за тавтологию, новый мир. Место паломничества было доступно всем, кроме нас. Причины известны - «железный занавес».

И только через сорок с лишним лет мечте суждено было сбыться. В нашей команде были, в обшем-то, люди разные. Кто-то раньше увлекался туризмом, кто-то альпинизмом. Но всех нас объединяла одна мечта - Гималаи.

Десять часов лета, и мы приземлились в Катманду. Вышли из самолета и чуть не задохнулись: воздух влажный, густой, какой-то тягучий, что ли. А запахи, а краски... В общем, все не наше и все страшно интересно.

Собственно, Непал - крохотное государство в центральной части Гималаев, втиснувшееся между Индией и Китаем. Очень слаборазвитая сельскохозяйственная страна, живущая во внешнеэкономическом отношении в основном за счет иностранного туризма и альпинизма. Столица Катманду, мне так, во всяком случае, показалось - это узкие, кое-где заасфальтированные улочки, вело- и моторикши, укротители змей и монастыри, пагоды со всевидящим оком Будды, ритуальные места для предания огню в мир иной отошедших. И, конечно, Всемирный центр индуизма.

Покорять Анапутру мы, естественно, не собирались - согласитесь, годы не те. У нас была другая цель. Нам важно было попасть в Гималаи, почувствовать их, вдохнуть их воздух, попробовать на зубок, извините за сентиментальность, вкус нашей мечты.

Стартовали с высоты 800 метров над уровнем моря. Шли по тропе, мощенной плитами из известняка. И хоть идти было удобно, но работать приходилось хорошо, поскольку тропа была довольно крутая. Так что к конечной точке нашего маршрута, откуда стартуют профессиональные альпинисты (4.200), из пяти человек дошли четверо. У одного из членов команды не хватило дыхалки.

Груз, что мы несли на своих плечах, был небольшой. Основной несли шерпы. Интересно, что лямку поклажной сумки они надевают на лоб. Я попробовал. Мгновенно сдавило позвонки, шею свело. Наверное, у них это врожденное, всю жизнь надо этим заниматься.

Здесь большая влажность и контраст температур. Днем обычно 25-27 тепла, ночью до минус десяти. В день нашего восхождения на 4.200 выпал снег, к обеду солнышко пригрело и он растаял. С базового лагеря хорошо была видна вершина, а вокруг нее вились своеобразные протуберанцы. То есть ветер там, на пике, был такой силы, что поднимал снежную пыль на высоту нескольких километров. Можно только представить, на пределе каких человеческих возможностей приходится работать альпинистам.

Жили в лагере. Это несколько одноэтажных домиков, их там называют лоджии. Каждый отсек - топчан со слоем поролона - и все. Так что наши спальники и здесь оказались как нельзя кстати. На наиболее низких высотах лоджии были уже двухэтажные, площади «номеров» побольше. Было и такое. На узком пятачке примостился домишко. Слева и справа не обойти. Тропа идет сквозь него. Хозяин не возмущается, потому что это для него статья дохода и он доволен.

На вершине мы не побывали, но желающие могли все же в относительной близи рассмотреть Эверест. За небольшую плату маленький самолетик облетал высочайший пик мира.

...Мы заканчивали нашу беседу, и я все больше убеждался в том, что изначальный вопрос «зачем?» звучал если не глупо, то наивно - это уж точно. Человек построил города, забился в бетонные коробки, ходит по асфальту. И надо было отравить воздух и воду, чтобы вдруг почувствовать, как много для него значат шум леса, пение птиц, капли утренней росы на траве, и тогда, в тоске по живому, он собирает рюкзак...

А еще такие путешествия - возможность видеть свою землю, узнать, как живут и как жили когда-то на ней люди. Мир удивителен, надо только внимательно посмотреть вокруг широко раскрытыми глазами. И тогда, возможно, мы поймем себя...

Владимир Шелекетов

| опубликовано: 25.07.02

<--- Предыдущая статья
Поэтическая страничка
Следующая статья --->
Байдарочный поход